В начало Написать нам Карта сайта | RSS
Уральский рынок металлов


Предлагаем Вам разместить информацию в бегущую строку - 1000 рублей в месяц - за каждые 10 слов | Ежедневно посетители сайта смогут видеть информацию о Вашем предприятии. | Минимальные затраты - максимальный результат!!!
Новости Журнал О компании Статьи Аналитика Тендеры Рекламодателям Подписчикам Форумы Бизнес-навигатор Карта сайта Мероприятия Вопросы-ответы

Александр Татаркин: "Без лошади телега не поедет"

 

Татаркин18 лет назад Россия отказалась от плановой централизованной системы и перешла на рыночную систему развития по образу и подобию других стран мирового сообщества. Сегодня мы идём в цивилизованный мир, приноравливаясь к другим странам, и не пытаемся заставить другие страны приноравливаться к нашему ритму. Изучение истории и опыта других стран позволяет мне говорить о том, что переход на новую рыночную систему был сделан череcчур опрометчиво. Слишком быстро отказались от некоторых постулатов советской плановой системы, которые очень неплохо себя зарекомендовали. Я имею ввиду достаточно хорошо отработанный жёсткий контроль государства за экономическим состоянием общества. Во многих других странах СНГ, таких как Казахстан и Белоруссия, элементы плановой экономики были сохранены, и они входят в рынок более плавно, без российских шоков. Позитивный опыт Советского Союза - жёсткий социально-экономический мониторинг состояния развития экономических базовых отраслей специализации, его влияния на решение социальных и других вопросов. Пока Россия остаётся сырьевой страной - мы обязаны эти процессы отслеживать.

Реальный сектор экономики - оборонно-промышленный комплекс, металлургия, крупное машиностроение, инфраструктура. Но в нашей стране болеет не металлургия и не оборонно-промышленный комплекс - больна  система управления, которая построена на западных иллюзиях преимущества либерально-рыночной стратегии развития. Я очень надеялся, что в современных  условиях будут приняты  ответственные решения, которые сделают реальный сектор тем приоритетом, на базе которого будут и фондовый рынок формироваться, и финансовый сектор экономики развиваться. Не получается... В январе 2009 года приняты, в феврале утверждены правительством программа и приоритеты развития финансового рынка, которые ставят задачу превратить Россию в мировой финансовый центр. Это значит, что производство нефти, газа и  металлов будут обслуживать создание пузырей финансового рынка. Что в этом отношении меня больше всего пугает? Финансовые пузыри для спекуляций на фондовом рынке изматывают наш реальный сектор, он не обеспечен ни государственной поддержкой, ни государственной политикой. Государство устранилось от научно-технического обновления базовых отраслей нашей промышленности. Считая, что частный бизнес - должен и обязан это делать.  Трагедия на Саяно-Шушенской показала, что этого не было, нет, и не будет. Здесь главным виновником становится население, а государство компенсирует те издержки, которые обязаны были предвидеть частные собственники.

Даже в развитых странах нет стопроцентно рыночной экономики.  Внутри крупных компаний и монополий используются вполне плановые подходы, применяются инструменты рыночного учёта и контроля. Государство всё более активно вступает в управление экономическими процессами, которые раньше не имели такого глобального политического и экономического характера. В их числе - поддержка научно-технического развития, формирование платёжеспособного спроса населения и обеспечение устойчивости реального сектора экономики. И попытка поддерживать сбалансированное пропорциональное развитие всех отраслей и сфер народного хозяйства. И финансовый рынок, и реальный сектор, и внутриотраслевые, и межотраслевые, и самое главное - проводить, обеспечивать, мониторить социально-экономическое развитие. И если где-то появляется какой-либо сбой в реализации - на основании анализа, мониторинга принимаются государственные оперативные меры по исправлению этого положения. Иначе социально-экономический механизм  превращается в нечто кривое, которое мы с вами уже второй год расхлёбываем.

Ещё Бисмарк говорил то, что русские долго запрягают, но быстро ездят. Сегодня у нас наоборот - руководители быстро запрягают,  а население долго расхлёбывает быстроту в принятии решений. Это касается и оценок глубины мирового финансово-экономического кризиса, и  принимаемых антикризисных мер.

Реальный сектор поддержать - это записано в мероприятиях, но деньги, которые Правительство выделяло, так и осели в банках, до реального сектора не дошли. А если и дошли, то были вложены не в приоритетные сферы, а те сферы, которые наиболее близки правительственным чиновникам.  Сколько бы в АвтоВАЗ не вбухивали миллиардов - мы всё равно не получим той отдачи, какую могли получить бы в других отраслях - в т.ч. в металлургии и сферах инфраструктуры.

Во всём мире в условиях кризиса государство прессингует частные компании снижать цены и жёстко контролирует, чтобы это делалось. У нас Правительство принимает решение повысить тарифы на железнодорожные перевозки и энергоносители до 2020 года. И как в этих условиях выживать реальному сектору - металлургам, оборонщикам,  сельскому хозяйству, и т.д.? Слышим, что госзаказ государство выполняет полностью, и, тем не менее, многие оборонные предприятия до сих пор не получили денег для выполнения госзаказов.

Хорошими словами об инновационном развитии экономики и социальной сферы мы уже обросли как верблюд шерстью. Президент Медведев продекларировал приоритеты развития, знаменитые четыре «И» - институты, инвестиции, инфраструктура, инновации. И что сделано для реализации на уровне правительственном или региональном? Риторический вопрос.

Я был счастлив, когда услышал о Стратегии 2020. Но сегодня у меня больше разочарования от её забалтывания. Везде во все стратегии, как по команде, заложили инновационные стратегии - даже те субъекты федерации, которые даже не понимают, что такое инновационный сценарий развития экономики.

Мы сегодня говорим на разных языках и ничего не делаем, чтобы эти слова превратить в хорошие дела. Мы живём сегодня в достаточно  своеобразной ситуации - когда верхи не могут предложить населению идей для решения социальных проблем, а население не хочет на голом энтузиазме реализовывать декларации наших правителей.

Когда мы говорим о создании ГЧП, то мы должны понимать следующее: за хорошими словами о ГЧП должны следовать хорошие дела власти по налогообложению, по доступности кредитов, по государственной поддержке заказами перспективных экономических направлений... В противном случае наступает кризис доверия. Мы в Свердловской области разработали два перспективных кластера - «Титановая долина» на базе ВСМПО-Ависма в Верхней Салде и автомобилестроительный на базе автозавода «АМУР» в Новоуральске. Я принимал участие в формировании концепции кластерной политики. Концепция есть - реальных решений из федерального центра нет.

Сегодня выстроена такая вертикаль власти, что ни один субъект федерации не шевельнётся, если нет одобрения сверху. В отсутствие демократических автономных решений, которые могли бы принимать регионы самостоятельно, без федерального центра, у нас экономические процессы с места не двинутся. Даже если регионы запрягут лошадь в телегу - пока не будут изменены подстроенные под реализацию этой идеи макроэкономические показатели - кредитные, бюджетные, налоговые, политические, законодательные - эта телега не поедет.

Многие экономические вопросы, тяжким бременем ложащиеся на плечи большинства граждан России, - не только следствие мирового кризиса, но и закономерный результат отсутствия в последние 10 лет ощутимых институциональных реформ, упования на сырьевые экспортные возможности страны. Достаточно упомянуть, что ежегодный рост ВВП на 6 - 7% свидетельствовал не о развитии промышленности, а всего лишь о повышении стоимости энергоресурсов. Лишь 1 из этих 6-7% приходился на увеличение промышленного производства. При этом социальная направленность этого роста тоже была искажена: на каждый процент роста ВВП доходы малообеспеченной категории граждан росли на 5%, а доходы крупных предпринимателей и чиновников - на 40%. Общество оказалось не готовым к кризису ещё и из-за заявлений чиновников о том, что Россия - островок стабильности и кризис нас не коснется. Хотя антикризисные решения были достаточно эффективными, механизмы их реализации оказались проработанными.
                Экономический кризис попал в резонанс с циклическим процессом технологического прогресса. Промышленное развитие подошло в конце первого десятилетия XXI века к фазе завершения жизненного цикла пятого технологического уклада, основанного на микроэлектронной промышленности, развитии систем связи и информатизации. Ключевые факторы развития предыдущих укладов (автомобилестроение, металлообработка, нефтехимия) исчерпали ресурс многообразия, что выразилось в переключении интереса инвесторов на спекулятивные активы - финансовый капитал и недвижимость. Разразившийся в результате закономерного обвала финансовых пирамид экономический кризис стал мощным сигналом к росту значения ключевых факторов нового, шестого технологического уклада. Базовые технологии нового уклада (био-, нано-, инфотехнологии) становятся основой нового этапа промышленной реструктуризации. При этом между доминирующим ныне пятым (а для регионов России характерно одновременное сосуществование еще и третьего, и четвертого) укладом и новым должна соблюдаться естественная преемственность, если она отсутствует, кризис получает питательную среду.
                Переходные процессы при технологической реструктуризации промышленности протекают в разных отраслях и регионах с разной скоростью, в различных формах и при многообразии методов и форм управления. Технологическую модернизацию как материальную основу появления технолого-производственных систем нового поколения следует осуществлять с учетом тенденций развития аналогичных процессов, как на национальном, так и на глобальном уровне. Модернизация применительно к отраслевому развитию характеризуется как процесс обновления производства, включающий институциональные, технико-технологические, экологические, организационные и социальные преобразования. Важно выявить институциональные изменения в региональной экономике: постепенное превращение инновационной политики в основу социально-экономической политики; возникновение новых форм сотрудничества науки, производства и органов власти; эффективную организацию инновационной деятельности.
                Преодоление кризиса на пути создания высокотехнологичной экономики требует активизации научного поиска институтов и моделей инновационного управления технологическим развитием, как на федеральном, так и на региональном уровне. Формирование теории и методологии инновационной системы (национальной и региональной) далеко не завершено. Наличие сложной системы технологических укладов, обусловленной историческим развитием экономики страны и особенностями пространственного распределения «производительных сил», препятствует выходу из кризиса; возрастает угроза отставания российской экономики от развитых стран, которые активно формируют новую технологическую базу экономического прорыва на основе освоения фундаментальных научных результатов в области нанобиотехнологий, молекулярной химии и новых информационных систем. Прорыв в число стран-лидеров возможен при условТатаркинии наращивания и использования интеллектуального потенциала, построения новых организационно-экономических механизмов, устойчивых к кризисным явлениям.

 

ТАТАРКИН Александр Иванович

Директор Института экономики УрО РАН, член Президиума УрО РАН. Академик РАН, член-корреспондент РАН, профессор, доктор экономических наук. Председатель Объединенного ученого совета по экономическим наукам УрО РАН, Ученого совета и трех диссертационных советов Института экономики УрО  РАН; редактор журналов «Экономика региона» и «Экономическая теория»; член экспертного Совета ВАК России по экономическим наукам, член научно-методического Совета по мониторингу угроз энергетической безопасности Минпромэнерго РФ, член научно-методического Совета по региональной экономике МЭРТ РФ, член научно-консультационного совета при МВД РФ по теневой экономике. Профессор УрГЭУ, им подготовлено более 32 кандидатов и 28 докторов наук. Один из ведущих учёных страны в области региональной экономики, крупный организатор фундаментальной экономической науки на Урале. Широко известны его труды по управлению регионами и территориальными комплексами, разграничению компетенции между центром и субъектами Федерации, формированию концепции устойчивого социально-экономического развития России и Урала.  Им разработана и реализована методология формирования на Урале инновационных территорий. Основные результаты исследований легли в основу целого ряда законодательных актов, способствующих правовому закреплению обновленного статуса регионов и территориальных образований разного уровня.Автор и соавтор более 660 научных работ, из них 87 монографии.Награждён: двумя орденами - Дружбы и «Звезда Отечества», двумя медалями – золотой ВДНХ СССР и международной «Факел Бирмингема». Лауреат российских и международных премий. Заслуженный деятель науки РФ. Почетный гражданин г. Екатеринбурга.



Статьи

  • Актуально
  • А.Татаркин: Без лошади телега не поедет
   
Ваше имя:  
Пароль:     
  запомнить меня
  Регистрация  Забыли пароль?
пирожок с икрой

Бизнес-навигатор

   Меткомплекс
   Наука и образование
   Органы власти
   Отраслевые союзы
   Смежные отрасли


Атомстрой комплекс
ЛитМаш
ЗаводЭкоТехнологий
 
Отраслевая наука 


«МЕТАЛЛОПРОДУКЦИЯ»

"MetalTorg.Ru Торговая система"

 
        ООО «УралИнфо»
   Телефон/факс: (343) 350 71 71
   г.Екатеринбург, ул.Мамина-Сибиряка, 58, офис 601        
            urm@urm.ru
Rambler's Top100 пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
«РЎСѓРјРјР° технологий» «Сумма технологий»
продвижение сайта